А если бы…


Рейтинг: Раздел: Искусство

Первые кадры — далекое звездное небо, на которое с любопытством смотрят глаза крошечной Вероники, находящейся в предвкушении чудесного праздника... А где-то в другой части Европы такая же маленькая девочка с таким же именем сжимает в ладошках листик, упавший с дерева, и ощущает сквозь мягкий пушок на одной из его сторон четкие прожилки, похожие на линии жизни, ума и любви... Для нее праздник уже наступил, потому что он — в повседневности.

«Двойная жизнь Вероники» — одна из самых ярких картин польского режиссера Кшиштофа Кесьлевского, которая живописует об изменчивости судьбы, о ловушках времени и пространства, об умении слушать интуицию, делать правильный выбор, быть открытым Универсуму и жить не по уму, а по сердцу...

Петь или не петь? — эту дилемму героини фильма, одна из которых полька, а другая француженка, разрешают по-разному, и перед нами — два варианта развития событий, две судьбы, плавно перетекающие одна в другую.

Польская часть кинокартины — это завершенная история с кольцевой композицией. И в начале, и в конце своего творческого пути уже взрослая Вероника (Ирэн Жакоб) показана поющей. Полностью отдаваясь делу своей жизни, она выглядит необыкновенно счастливой, и внезапно упавшую на ее лицо каплю дождя, возможно, воспринимает как благословение свыше, но у зрителя это вызывает чувство непонятной тревоги: слишком уж эта дождевая капля походит на слезу... Однако Вероника, несмотря на ливень, продолжает петь и тянет свою ноту до конца.

Быть верной призванию вопреки всему — такова ее позиция, и теперь все, чтобы она ни делала, будет приближать ее к скорой кончине, ведь у девушки серьезные проблемы с сердцем. Увы, но однажды во время концерта ее голос резко оборвется, а по щеке потечет настоящая, прорвавшаяся из душевных глубин слеза...

День смерти польки по имени Вероника стал днем «перерождения» для Вероники-француженки: ее охватывает небывалая тоска, а потом она идет к своему учителю по вокалу и говорит, что должна бросить занятия. И никакие разговоры о том, что она «зарывает свой талант», не могут поколебать ее решение. Вместо карьеры певицы она выбирает преподавание в музыкальной школе, и с тех пор все ближе подходит к разгадке причин возникновения странного чувства, которое обе Вероники озвучивали как: «мне кажется, что я не одна на свете».

В фильме довольно много сцен, из которых становится понятно, что и у второй Вероники больное сердце. Самые запоминающиеся из них связаны со шнурком, будь то шнурок на ботике или на папке с нотами. У польской Вероники с ним все время что-то случается: он или развязывается, когда она бежит, или рвется, когда она поет, неосознанно наматывая его на палец. Французская Вероника, получив однажды от незнакомца эту вещицу в качестве письма, сначала выбрасывает ее, но потом, следуя за солнечным зайчиком — чьей-то подсказкой извне, она понимает, что не придала значения чему-то очень важному. Аккуратно достав шнурок из мусорного бака, постирав и высушив, она прикладывает его к линии электрокардиограммы на бумажной ленте и выпрямляет. Осознав, что это означает (а все мы прекрасно понимаем, что остановку сердца), она разжимает пальцы...

Маленькими шажками, через подобные детали и ассоциации, которыми необыкновенно искусно начинен фильм, через собственную медитативность, умение жить здесь и сейчас, а также природный ум Вероника движется ко встрече со своим двойником. А помогает ей в этом, хоть и неосознанно, Александр Фабри (Филипп Вольтер) — кукольник, пишущий книги для детей. Совершенно случайно, разглядывая фотографию, сделанную Вероникой во время экскурсии в Кракове, он замечает вторую Веронику:

- Ты в длинном пальто...

- Это не я...

Это действительно не она, а Вероника-полька, приехавшая в Краков, чтобы покорить сцену. В этот день она шла по улице и неожиданно для себя увидела очень похожую на нее девушку с фотоаппаратом руках. Но та не заметила ее. Зато теперь, когда Вероника поняла, кого она запечатлела на пленке, с ней случилась истерика.

Поведение Александра в эту минуту как никогда ярко высвечивает его отношение к Веронике: попытки успокоить ее заканчиваются близостью, показанной предельно жизненно и правдиво. Кукольник Фабри — манипулятор, для него жизнь — лишь череда событий, которые обязательно должны быть преломлены в творчестве и художественно обработаны. Узнав Веронику и ее внутренний мир, он, возможно, понял то, что сама она понять не в силах, и использовал это в своем театре. И тем самым положил начало отчуждению...

«Двойная жизнь Вероники» — кинокартина в золотисто-желтых тонах, рассказывающая «только и исключительно о чувствах», говорит Кшиштоф Кесьлевский. И адресована она людям с открытой душой, восприимчивым, внимательным и вдумчивым. «Это фильм не для элиты, — заявляет режиссер в книге „О себе“, — разве что если элитой назвать чутких людей».

Юлия Бондарева


Оцените статью:


(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)


Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений
 

Читайте также:


«Московcкий Дом бабочек» отметил свой 2-й День Рождения
08.05.2009

Пыльно? Грязно? Арт!


Animaris - полет инженерной мысли
23.01.2009

Copyright 2008-2012. Все права принадлежат ООО "ИМПЕТ" inf@impet.ru
Перепечатка материалов сайта разрешается только с согласия администрации.
Работает на 1С-Битрикс: Управление сайтом